Ведущий YouTube-канала Garo Sero Institute и адвокат Кан Ён Сок (стоящий за скандалом Ким Гон Мо) находится под шквалом серьезной критики после того, как Dispatch раскрыл его  текстовую переписку с противоречивой блоггершей Dodomam.

Dodomam и Кан Ён Сок были обвинены в том, что у них был роман еще в 2015 году. Хотя они оба отрицали это, муж Dodomam утверждал, что они вместе проводили время в Гонконге, в то время как записи показывают, что предполагаемые любовники были в городе одновременно.

Их обмен текстовыми сообщениями с 2015 года в значительной степени подразумевает, что они и еще одна женщина «А» замышляли заговор с целью шантажа и ложного обвинения мужчины «B», который, как говорят, является высокопоставленным биржевым маклером, в сексуальном насилии и гласят следующее.

K: С нетерпением жду этого.

D: Да

K: Мы получим деньги от ‘B’ как раз к выходным. 

D: Ха-ха, надеюсь, мы получим много. 

K: Теперь, когда я вижу деньги своими глазами, легко писать. *вставляет текстовое сообщение с уведомлением B*. Что думаешь? Спорю, он ужаснется, когда увидит.

D: Ха-ха, отлично. 

K: Он приходил в офис. Я начинаю дело ‘B’. Я сначала вышлю подтверждение информации

D: Какой информации? 

K: Я думаю обвинить его в травмах от изнасилования. Тогда мы получим от 3 до 5 миллиардов вон (от 2,5 до 4,2 миллионов долларов).

D: Ты можешь обвинить его в травмах от изнасилования? Потому что мы должны казаться честными, когда лжем.

K: Неважно, сделал он это или нет. Можно сказать, что это было результатом непристойного приставания. Неважно, если изнасилование является недействительным.

D: Если мы скажем, что он подверг нас сексуально домогался или изнасиловал нас, они будут придирчивы к «А» и моим заявлениям, потому что мы должны лгать.

K: Изнасилование — самое жестокое преступление после убийства. Трудно просить 1 миллиард вон (845 000 долларов) только из-за травмы. Если мы продолжим в том же духе, он будет заключен в тюрьму, как только мы представим дело. Он сядет в тюрьму, даже если будет отрицать это. Его сторона определенно собирается просить урегулирования. Если мы скажем, что это просто травма, может быть спор, поэтому я позабочусь об этом. Мы подадим это как травму, но укрепим доказательства.

D: Тогда отправь это так. Видя, как идет допрос, я не думаю, что смогу солгать.

K: Ok. Он работает в компании B. Давайт возьмем 3 миллиарда вон ($2.5 million). Поровну мне, тебе и ‘A’? Я возьму только треть.

D: Кто позаботится об урегулировании?

K: На этом специализируется наш офис. 

K: Я заработаю тебе много денег. Мы должны получить 5 миллиардов вон (4,2 миллиона долларов). Обвинения в изнасиловании сложнее, чем убийство. За убийство дают минимум 3 года, а за изнасилование — 5.

D: 5 миллиардов вон слишком много, ха-ха. Он может просто сказать, что лучше жить в тюрьме.

K: Он продолжает спрашивать, есть ли у нас доказательства. Я думаю, что лучше подать иск, а затем уладить. Я пишу обвинение прямо сейчас. Давай сейчас подадим на него в суд.

D: Делай, как пожелаешь.

K: Прочитай документы и дай мне знать, нужно ли что-то исправить. На этом уровне ясно, что это изнасилование.

D: Он, вероятно, будет отрицать.

K: Он пытался прикоснуться к тебе, не так ли?

D: Вовсе нет.

K: Для непристойного приставания — это все равно домогательство, если он попытался немного.

D: Мы собираемся урегулировать в любом случае. Он спросил, может ли он подержать меня за руку один раз.

K: Этого вполне достаточно

K: Тебе позвонят из Универсального центра. Прими участие в следственном опросе на следующей неделе.

D: Что это?

K: Жертвы сексуального насилия отдельно опрашиваются женщинами-офицерами.

D: Ха-ха. Они делают всякие странные вещи.

K: Когда закончишь, мы повысим плату за урегулирование до 1 миллиарда вон

D: Я должна гнуть линию, что меня домогались до самого конца, верно?

K: Конечно. Если полиция попросит перекрестній допрос, мы должны участвовать. В этих случаях мужчина всегда находится в невыгодном положении.

D: Какая головная боль.

K: Не о чем беспокоиться. Мы должны пройти как минимум через это за большую плату за урегулирование. Представь, как болит голова у «В». Он старается изо всех сил, чтобы остаться в живых, выполняя все виды трюков. Мы его утомим и в конце добьём

K: Дело было передано в полицию в соответствии с заключением прокуратуры. Мы собираемся утяжелить его и сказать, что ты тебя ударили по голове бутылкой пива 5 раз.

D:Я не хочу говорить такое.

K: Тебя срочно доставили в больницу. Мужчина биржевой маклер.

D: Я раскрою его работу.

K: Та должна говорить и о бутылке пива тоже, чтобы общественное мнение изменилось.

Отправить ответ

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о