Юн Чжи О дала показания в суде по делу г-на Чхо, бывшего репортера Chosun Ilbo, который был обвинен в сексуальном насилии над покойной актрисой Чан Чжа Ён.

Обвинение вызвало Юн Чжи О в качестве свидетеля на процессе, состоявшемся в Сеульском центральном районном суде 18 марта.

На первом судебном процессе, состоявшемся после смены судейской коллегии, суд провел закрытое судебное разбирательство на том основании, что это было дело о сексуальном преступлении. Юн Чжи О присутствовала на нем в качестве свидетеля с тремя адвокатами из юридической команды покойной Чан Чжа Ён.

Обвинение попросило суд разрешить Юн Чжи О дать показания, и суд дал разрешение.

Г-н Чхо подозревается в сексуальном насилии над Чан Чжа Ён на вечеринке по случаю дня рождения Ким Чон Сына, бывшего генерального директора агентства покойной актрисы, в караоке-баре в Каннам, Сеул, 5 августа 2008 года. Юн Чжи О, которая известна как единственный свидетель, сказала, что видела, как г-н Чхо изнасиловал Чан Чжа Ён на этом мероприятии.

Юн Чжи О покинула суд после 50-минутной дачи свидетельских показаний и провела пресс-конференцию. Когда она услышала новость о продлении срока по делу Чан Чжа Ён, она расплакалась перед зданием суда. Она сказала: «[Я плакала], потому что Президент Мун Чжэ Ин впервые говорил о раскрытии правды [в деле Чан Чжа Ён], и дело также было продлено на два месяца».

Относительно ее свидетельских показаний, данных в тот день, Юн Чжи О сказала: «Я рассказала именно то, что видела, основываясь на правде. Трудно было вспомнить, но я так и сделала, потому что меня попросили описать все подробно. Мне психологически сложно открыто выступать перед средствами массовой информации, но я даю интервью, чтобы преступник мог его увидеть. Было бы хорошо, если бы справедливость восторжествовала в корейском обществе и [г-н Чхо] заплатил за свои преступления, но если нет, я надеюсь [г-н Чхо], по крайней мере, будет жить с чувством вины».

Затем она добавила: «Есть некоторые знаменитости, которые знают больше, чем я. Я не единственный свидетель. Я прошу вас дать показания вместе со мной. Я никогда не искала никакой компенсации. Независимо от того, как накажут преступников, Чан Чжа Ён не вернется к жизни. В надежде на долгую борьбу, которая ничем не может быть компенсирована, я надеюсь, что правда будет раскрыта».

В тот же день Юн Чжи О также появилась в выпуске новостей «News Desk» на MBC.

Она рассказала, что причина, по которой судебный процесс должен быть закрытым, заключается в том, что в деле участвует новое лицо, которое не было раскрыто общественности. Она объяснила: «Он, скорее всего, переживает и беспокоится о своей личной безопасности, поэтому я также согласилась с решением [сохранить это в тайне]».

Юн Чжи О сказала: «Поскольку заседание внезапно стало конфиденциальным, даже я, свидетель, вышла из зала суда и вернулась только тогда, когда мне пришлось давать показания. Трудно сейчас понять, кто тот новый человек».

Диктор указал, что она сильно плакала, когда вышла из суда, и актриса поделилась: «Я была в очень эмоциональном состоянии. Когда я давала показания, я хорошо контролировала свои эмоции и не плакала. Но как только я вышла, адвокаты сообщили мне хорошие новости, и, думаю, меня это ошеломило. Я очень нервничала, и до конца (срока по делу) оставалось совсем немного времени, но я была рада услышать, что расследование продлили на два месяца».

Когда ее спросили о другой знаменитости, присутствовавшей на вечеринке, она сказала: «Я на самом деле давала показания несколько часов назад, но не могу рассказать об этом как свидетель по делу. Я хочу дать им право объясниться».

Затем репортеры попытались убедить Юн Чжи О раскрыть имя, но она сказала: «Я все рассказала следственной группе. Как вы знаете, у меня было много трудностей в даче показаний за последние десять лет. За мной следили, и мне приходилось несколько раз переезжать, и в конце концов я была вынуждена уехать за границу. Еще до того, как я вернулась из-за границы, позвонили из одного медиа-издания и спросили, где я нахожусь, и до моего приезда произошло два дорожно-транспортных происшествия».

Затем, как она объяснила в своем предыдущем посте в Instagram, она сказала: «Я не называю вам имена из-за различных обстоятельств в ходе подготовки к долгой битве, а не потому, что защищаю [преступников]. Если они предъявят мне иск за клевету, я стану подозреваемой, а не свидетелем. Я не хочу тратить на них ни копейки».

Юн Чжи О продолжили: «Сможете ли вы взять на себя ответственность, если я раскрою всё? Я в студии всего на несколько минут, а после мне нужно будет жить дальше. Жизнь даже [после дачи показаний] была трудной. Я постоянно рассказывала об этом прокуратуре и полиции и думаю, что это они должны опубликовать и раскрывать всё это. Как гражданин и свидетель, я ничего не могу вам сказать».

Из-за угроз безопасности, полиция приняла меры для защиты Юн Чжи О. Недавно она решила открыть счёт поддержки, чтобы подготовиться к долгосрочному сражению за Чан Чжа Ён, и главная причина — защитить свою собственную безопасность. Расходы на обеспечение безопасности не покрываются правительством, поэтому после долгих раздумий она решила принять предложение общественности поддержать её.

Юн Чжи О сказала: «Имена тех из вас, кто поддерживает меня, я добавлю в выходящую книгу. Кроме того, если вы приобретете книгу, приложите фотографию квитанции и отправьте ее в издательскую компанию Каён, и ваше имя будет добавлено. Я благодарю вас и восхищаюсь вами».

3 Коммент.

  1. Она шутит??? Какой-то репортер Чхо?
    Да там столько крупной рыбы, что хватит еще на дюжину скандалов. Вот только связываться с ними опасно. Она правильно сказала, что там сразу полетят иски от лучших адвокатов в ее сторону с обвинениями в клевете.
    Хочется верить, что репортером Чхо дело не ограничится.

  2. Хотелось бы, чтобы это дело получило должную огласку, а не отодвигалось в сторону скандалами с Бэнгами. Вот где нужно вывести на белый свет реальных преступников, которым не то что тюремный срок нужен, а скорее смертная казнь.

    • Вообще вся эта ситуация и то, что ее пытаются замять снова, наталкивает на мысль о возможном убийстве. Возможно, после того, как Ча Джа Ен передала документ, известный как «предсмертная записка» своему менеджеру, она фактически подставила сама себя, т.к. с документом были впоследствии ознакомлены лица, которые, собственно, были в этом замешаны. Что если ее убили и представили это как самоубийство? Если она все еще хотела бороться за правду перед смертью, вряд ли покончила бы с собой от отчаяния. Начинаю верить в то, что это было убийство — это бы обьяснило такое надрывное желание Диспатча раздуть скандал с Сырником и очернить Бэнгов и YG, чтобы отвлечь общественность от вскрытия фактов и лиц, которые могут эту самую общественность привести в настоящую ярость. Где-где, а в Корее, если народ разозлит, бошки таки полетят.