Кажется, у артистов международного уровня появилось больше возможностей покорить музыкальную индустрию США. Для многих «американская мечта» ранее была недостижимой, но в последнее время некоторые K-POP группы, например, BTS и BlackPink, показывают совершенно иные результаты, проникая во все слои индустрии Штатов.

Так как США теряют контроль над культурной гегемонией, пока южные корейцы и латиноамериканцы занимают первые места в чартах, многие наблюдатели задаются вопросом: а где же китайские поп-артисты?

Ответ прост: у Китая нет финансовой необходимости делать C-POP столь масштабным. Ведь это самая густонаселённая страна в мире со второй по величине экономикой! Следовательно и индустрия развлечения у них самодостаточная на настоящем уровне. Для сравнения: четыре главные музыкальные платформы Китая (QQ Music, Kugou Music, Kuwo Music и WeSing) объединяют 807 миллионов пользователей ежемесячно.

По данным Международной федерации фонографической индустрии, музыкальная индустрия Китая принесла 292 миллиона долларов за 2017ый год, что на 35,3% больше, чем в прошлом году, поднявшись на 10ое место среди крупнейших музыкальных рынков мира.

Один только Лухан, бывший участник корейской группы EXO, (оказавшийся выше всех в списке китайского Forbes 2017го года) оценён в 31,3 миллиона долларов.

Конечно, амбиции не должны зависеть от необходимости, но многое изменилось с 2007го года, когда президент Китая заявил о надобности развить культурную индустрию страны.

Китайская сила уже воздействует и на Голливуд. Страна стала настолько ценным рынком, что американские кинематографы иногда идут на уступки, лишь бы попасть в Китай. Но так было не всегда. Буквально ещё два десятилетия назад Китай много критиковали в главных голливудских фильмах, как было сообщено в New York Times.

Теперь же подобные фильмы строго запрещены, так как китайские кассовые сборы превзошли американские. И риск не следовать принятой цензуре несёт за собой огромные потери.

Так, например, даже фильм «Доктор Стрэндж» (2016) претерпел некоторые изменения, а именно этническая принадлежность персонажа Древняя (Тильда Суинтон) была изменён на кельтскую. Предполагается, что именно ради того, чтобы не обидеть китайских зрителей.

Множество китайских певцов, как G.E.M, Джолин Цай и Джейн Чжан, создают музыку, вполне подходящую для рынка США. Более того, они иногда работают с западными композиторами. Если бы не китайский язык песен, они бы давно стали хитами вне страны.

Не то, чтобы китайские артисты совсем игнорировали Запад — многие певцы уже делали попытки, хоть и с небольшим успехом — гораздо лучше их принимали в той же Японии. И хоть пока «американская мечта» кажется неуловимой, вскоре может измениться всё.

YouTube просматривают около 1,9 миллиарда людей ежемесячно, а 85% используют его как основной музыкальный плеер, поэтому очень важно, чтобы международные артисты покоряли его просторы.

Более того, англоязычные песни теряют свою ценность, так как K-POP и Latino-POP забираются постоянно на вершины чартов Billboard, что даёт шанс и для будущего развития C-POP.

Лэй и Крис Ву уже показали себя на «ура», заняв внушительные места в чартах. А хип-хоп трек Higher Brothers крутили в конце одного из шоу США.

Но самая главная проблема, конечно же, в доступе к соответствующим социальным сетям. Как все знают, в Китае накладывают запрет на множество иностранных приложений и сайтов, что создаёт трудности в общении с международными фанатами. Ведь основная часть успеха состоит именно в поддержании отношений артист-поклонник.

Трудно представить, что китайские певцы и актёры смогут поддерживать данную связь, как, например, те же артисты K-POP, если даже юридически им сложно получить доступ к средствам SNS.

«В то время, как корейская музыкальная индустрия тратит деньги на исследования в области экспорта своей музыки, C-POP, в первую очередь, учитывает музыкальные предпочтения именно Китая«, — пишет культуролог-журналист Эмма-Ли Мосс в журнале «i-D».

Тем не менее, стиль «идола», который так долго был популярен в Японии и Корее, уже перешёл и на Китай. Учитывая, что многие ключевые фигуры (Джексон Ван, Лэй, Крис Ву, Лухан, Ван Фей Фей и так далее) начинали свои карьеры именно в K-POP группах, культурный обмен  явно неизбежен.

Возможно, именно Китай станет новой платформой раскрутки для устоявшихся идолов Японии и Кореи.

Корейское агентство, SM Entertainment, уже давно заигрывает с музыкальной индустрией Китая, выпуская подгруппы, исполняющие песни на китайском языке. Например, недавно созданный юнит WayV (NCT) — полноценная C-POP группа.

И всё же звучание C-POP всё больше охватывает сцены разных стран… Остаётся лишь сидеть и наблюдать, куда этот небольшой успех приведёт в будущем.