72-летняя женщина в трущобах Гюрён, недалеко от Каннам, самого богатого района Южной Кореи.

«Паразиты» стали первым неанглоязычным художественным фильмом, который получил Оскар в категории «Лучший фильм». Онлайн-издание «24 канал» познакомил своих читателей о том, как живут люди в этой стране, о чем с вами хотим поделится и мы!

Жилье в подвале: как появилось и зачем существует

Паразиты подвал
кадр из «Паразитов»

Южная Корея – страна с большой плотностью населения, запруженными улицами и жильем прямо в подвалах домов даже в столице. Здесь такое называют «банджиха». Часто в таких квартирах почти нет солнечного света, в ванной комнате может не быть раковины, а потолок – очень низкий. Также из-за плесени в подвалах есть соответствующий запах, который пытаются вывести всеми доступными способами.

У нас это считалось бы цокольным этажом или очень низким первым. Жить в таких условиях уже само по себе проблема, а летом – особенно, потому что добавляется невыносимая жара и большая влажность. Несмотря на технологическое развитие, пропасть между богатыми и бедными неуклонно растет. На это обращают внимание даже в стенах ООН, указывая: хоть Южная Корея и 11-я экономика мира, но плохо не обеспечивать своих граждан доступным жильем.

Молодежь, которая вынуждена самостоятельно пробиваться вверх, часто снимает именно «банджиха», потому что на нечто большее нет денег. И за такую каморку надо отдавать до 50% прибыли. Средняя цена за аренду составляет 540 тысяч корейских вон (около 453 доллара США), тогда как средняя зарплата молодых людей – 2 млн вон (только 1679 долларов США). Жители рассказывают, что сталкиваются со стигмой бедности, если говорят, что живут в подвальном помещении. Это действительно проблема в стране, которая прежде всего ставит упорный труд и успех.

Интересно, что эти здания имеют историю из-за противостояния между Севером и Югом в 1960-70 гг. Это был зенит правления основателя Севера Ким Ир Сена, который отстроил страну после сокрушительной Корейской войны. Но не оставил идею уничтожить Юг.

17 января 1968 года обученные коммунистическим режимом убийцы добрались до Сеула, чтобы убить тогдашнего президента Пак Чон Ги (отца сброшенной импичментом Пак Кын Хе). Попытка, известная как Рейд на Лазурный Дом, провалилась, но она стоила жизней со всех сторон. Даже американцы погибли. Уже 23-го января КНДР захватила американское военное судно «Пуэбло». Команду впоследствии отпустили, но сам корабль северные корейцы оставили себе и теперь он – музей антиамериканской пропаганды. В октябре уже с две сотни солдат Народной Армии КНДР высадились в Южной Корее, чтобы основать базу. От 110 до 113 из них были убиты.

Из-за этого правительство Южной Кореи пересмотрело систему защиты в городах. «Банджиха» сначала служили бункерами во время войны. Только когда напряжение в большей степени спало, подвалы стали нелегально заселяться. Вопрос легализовали только в 1980-х годах, когда в Сеуле не хватало жилых площадей (хотя это и был период строительного бума).

Одна семья, ноль детей: почему на юге низкая рождаемость

Другой проблемой, вытекающей из первой, является крайне низкая рождаемость (а соответственно высокая смертность и общее старение населения). Последний показатель в 2019 году составил 0,88 ожидаемых детей на женщину. Это один из самых низких показателей в мире (да, даже в Японии 1,05). В прошлом году на юге родилось на 7,9% меньше детей. Показатель, при котором население воспроизводится – 2,1 ребенок. Делает ли что-то государство, чтобы изменить это? О да!

Действуют правительственные программы, на которые потрачено уже 70 млрд долларов США, активны почти самые высокие в мире субсидии и льготы на воспитание маленьких детей. На Юге существуют частные и государственные центры по уходу за детьми, если родители должны работать. Правда, доверие ко вторым несколько пошатнулось после нескольких случаев смерти детей.

Корейские ясли уменьшают расходы по уходу для молодых семей. Средние расходы на ребенка ежемесячно составляют 198 тысяч вон (или 200 долларов США), говорят ученые. Но «на земле» эти цифры быстро увеличиваются до 1 млн вон (и это уже 1000 долларов) – деньги идут на подгузники, одежду, еду и визиты к врачу.

Но и очереди туда большие, иногда в 100 детей. Впрочем, если работают и мать, и отец, то можно существенно в этой очереди подвинуться вперед. Если есть дети, то паркинг бесплатный, есть помощь с квартирой, проезд для детей под присмотром бесплатный, нет налога на покупку машины. Список в Сеуле на самом деле идет дальше десяти пунктов. Как говорят на юге, «забота о ребенке больше не частное дело». С другой стороны, это используется для давления на тех, кто еще не родил. Мол, они «не выполняют долг перед государством».

К сожалению, также известны случаи, когда женщины шли к семье мужа извиняться, если родили девочку или даже делали незаконный аборт. Это вылилось в большее количество мальчиков в стране по сравнению с девочками.

Стоимость обучения обоих детей одновременно часто очень большая, поэтому происходит так, что высшее образование получали только парни, девушки максимум ограничивались школой. Стоит добавить сюда еще повальное желание отдавать детей в частные школы – «хагвоны» (в 2009 году таких было 75%). Часто родители вкладывают все имеющиеся средства в детей, не откладывая на собственную старость. Поэтому в почтенном возрасте остаются без средств и без поддержки, потому что молодежи самой нужно зарабатывать, чтобы прожить.

Опять вспоминаем о стигматизации, теперь уже тех, кто не может отправить потомков в такие школы. Именно высокая стоимость обучения часто является причиной, почему люди на Юге иногда отказываются иметь детей. Молодежь сначала желает улучшить условия проживания, а уже потом жениться или избегает отношений вообще. Как и много где, женщину могут уволить из-за беременности, несмотря на существующие законы против этого (правительство позволяет брать год отдыха по уходу за детьми и до 1 тысячи долларов помощи).

Гендерное неравенство в Южной Корее

Женщины, когда вырастали, в основном хлопотали по дому, позволяя мужчине работать. Так, среди прочего, Южная Корея построила свою экономику. Или женщины могли пойти работать почти за копейки на фабриках. Сейчас ситуация лучше и женщины могут становиться даже президентами, но традиционное восприятие женской роли никуда не делось. Им до сих пор сложно совмещать работу и уход за семьей и приходится выбирать. А 12-часовые ясли приводят к уменьшению контакта между детьми и родителями. Лишь 53,1% женщин в стране работают, то есть чуть больше половины (мужчин – 74,5%). Зарплата? Только 63% от мужской.

Есть проблемы с домашним насилием, съемками в частных пространствах (в том числе в туалетах), установлением скрытых камер со сливом этого всего в интернет. В подтверждение, местный институт криминологии изложил шокирующие данные: 80% опрошенных мужчин признавали, что совершали физическое или психологическое насилие во время встреч с девушкой. 71% дополнительно признали, что контролировали связи второй половинки даже с семьей и друзьями.

Все вышеизложенное привело к появлению так называемого «поколения сампо»: людей, которые сознательно отказались от отношений, свадьбы и рождения детей в будущем. Или делают это довольно поздно по меркам современного мира: в 32 года и позже.

Экономическое неравенство или «чосонский ад»

по состоянию на 2019г.

Южная Корея известна высоким уровнем жизни, хорошей медициной, высокой продолжительностью жизни, технологиями. Последнее исследование показало, что женщины в Южной Корее будут жить в среднем до 90 лет. Таким образом, Юг подвинет с первой ступеньки Японию. Даже трудно подумать, что в этой стране может быть такой социоэкономический контраст.

Но, как говорит сам По Джун Хо «страна может показаться гламурной, но молодежь в отчаянии«. В Сеуле тоже есть бездомные, которые спят возле центральной станции метро. Проблема? Много образованных людей, мало рабочих мест. Режиссер «Паразитов» иллюстрирует ситуацию неравенства в доступе к рынку труда примером: на одну работу охранника подавалось 500 выпускников колледжа!

Да и вообще, найти работу молодежи становится все сложнее. Это при том, что Юг имеет наиболее образованных школьников и студентов в ОЭСР (Организация Экономического Сотрудничества и Развития)!

Корея платит свою цену за слишком большую охрану рынка труда. Это создало наводнение людей, которые хотят лишь несколько тех хороших рабочих мест,

– признает в комментарии иноСМИ исследователь рынка труда Пан Га Ун.

С другой стороны, сами корейцы не пойдут на низкооплачиваемую и грязную работу, эту нишу закрывают иностранцы, преимущественно из Китая, Вьетнама и Филиппин. Для корейской молодежи существуют различные программы правительства для трудоустройства… за рубежом, такие как K-move.

Данные свидетельствуют о почти миллионе безработной молодежи в стране, из них только около 6 тысяч человек нашли работу за пределами Кореи (но и это далеко не гарантия действительно хорошей работы, часто это вакансии низкого уровня). Правительство не переживает за утечку мозгов, так как считает это «спасением от сползания в бедность«.

Дома же всем заправляют 10 крупных корпораций – «чеболей», таких как «Hyundai», «Samsung» или «LG». Они отвечают за половину рыночной капитализации. На 2015 год 10% населения Южной Кореи имело в собственности 66% богатства. Бедные имели только 2%. Это все на фоне замедления роста экономики.

Это клановая экономика во всей своей красоте и величии. Но ее закрытость не дает возможность широко трудоустраивать туда людей: только 13% южных корейцев работает в фирмах с более 250 сотрудниками. Это второй самый низкий показатель в ОЭСР после Греции. В Японии, к примеру, до 47%. Такое положение дел вызывает проблемы в пожилом возрасте: по данным ОЭСР, более половины пенсионеров Южной Кореи старше 65 лет, живут в относительной (но не абсолютной) бедности. А к 2060 году именно они будут составлять 40% популяции.

уровень бедности среди пенсионеров по данным 2015г.

Многие из них живут одиноко, что повышает риск самоубийств среди старших граждан (72 человека на 100 тысяч в 2010 году). Подобная ситуация произошла из-за слишком быстрого экономическего роста, уверены корейские социологи. Некоторые из этих людей вынуждены обращаться в храмы, где дают бесплатный обед. Иначе, говорят волонтеры, они вынуждены будут просить деньги на улице. Президент Мун Чжэ Ин, когда его избрали, обещал поднять минимальные пенсии, создать больше рабочих мест для пожилых людей, улучшить борьбу с психическими расстройствами. Не помогло: рейтинг упал на 40% в сентябре 2019 года.

Остается большой вопрос, сможет ли Южная Корея изменить статус-кво, чтобы улучшить жизнь всех своих граждан за гламурным занавесом.

Подписаться
Уведомление о
1 Комментарий
новее
старее большинство голосов
Inline Feedbacks
View all comments
Anna Radzeckaja
Anna Radzeckaja
15 Фев 2020 21:29

Спасибо за статью.