5 февраля сообщество женщин-кинематографистов потрясло расследование сексуального насилия между двумя женщинами-режиссерами.

В декабре суд обвинил женщину-режиссера «А» в сексуальном насилии над ее коллегой, женщине-режиссером  «B». «А» получила два года тюрьмы и три года условно, а также 40-часов обязательного посещения программы по вопросам сексуального насилия.

Нынешний фурор касается не только случая, но и того факта, что «А» получила награду от ассоциации «Женщины в кино Кореи» в том же месяце, что и приговор. 1 февраля «B» и ее жених опубликовали свою историю в социальных сетях.

«Весной 2015 года я была подвергнута сексуальному насилию со стороны коллеги и бывшей одноклассницы, другой женщины-режиссера», — писала она. «Моя насильница оттягивала судебный процесс в течение двух лет, но в декабре прошлого года был вынесен официальный приговор. Пока процесс продолжался, моя насильница продвигала свой фильм через различные мероприятия и кинофестивали. Видя, как моя злоумышленница выиграла награду, я не удивилась и потеряла веру в человечество».

Когда проблема начала набирать обороты в сети, «Женщины в кино Кореи» провели экстренное совещание. 5 февраля они объявили на своих официальных страницах в социальных сетях, что отозвали награду, которую режиссер «А» выиграла в прошлом году.

В официальном заявлении «Женщины в кино Кореи» заявили: «Мы отменили премию «А», врученную на фестивале «Женщины в кино Кореи 2017» в прошлом году. 2 февраля мы получили информацию о деле «А», и наш совет директоров обсудил этот вопрос. Поскольку дело «А» нарушает наш мандат, мы решили отозвать ее награду. Мы приносим извинения за то, что не знали о случае в процессе отбора победителей».

6 февраля женщина-режиссер «А» раскрыла свое имя и опубликовала собственное заявление по этому вопросу. Ею оказалась Ли Хён Чжу, которая сняла фильм «Наша история любви» в 2016 году, и в прошлом году стала лучшим новым режиссером на церемонии вручения премии Blue Dragon Film Awards.

В своем заявлении она сказала: «Я женщина-режиссер по имени Ли Хён Чжу. И я лесбиянка. Долгое время я не могла раскрыть свою сексуальность никому из окружающих. Когда я думала о том, как к гомосексуальным людям относятся в нашем обществе, я не могла проявить никакой уверенности и вместо этого тщательно изображала свое мировоззрение в своем фильме».

Она продолжила: «Моя сексуальность была раскрыта так, как я не хотела, в том числе и для моей семьи. Вместо того, чтобы объяснять свои действия официально, я предпочла успокоить моих потрясенных родителей».

Несмотря на официальный вердикт, Ли утверждала: «Жертва была одной из немногих людей, которые знали, что я лесбиянка, и мы были близкими друзьями. В апреле 2015 года мы с жертвой и тремя мужчинами выпивали вместе. Поскольку она была очень пьяна, я в конце концов отвела ее в мотель и осталась с ней по просьбе других, которые были с нами».

«Когда она проснулась, то начала делиться со мной своими заботами и стала эмоциональной. Когда я начала утешать ее, мы, естественным образом, перешли к сексуальным отношениям. По различным признакам я считала, что жертва хотела иметь со мной сексуальные отношения. Когда жертва проснулась в замешательстве, я объяснила ей ситуацию, и мы расстались, как обычно».

«Однако в тот вечер мне позвонил друг жертвы. Я сказал ему правду, что у нас были сексуальные отношения по взаимному согласию. Через месяц я вдруг узнала, что на меня подали в суд. Жертва сказала, что она притворится, что ничего не было, если я признаю, что инцидент был полностью односторонним, но я не могу лгать, поэтому мы пошли в суд».

Ли продолжал обвинять судью в судебном разбирательстве в дискриминации против гомосексуальных людей и извинилась в конце за то, что вызвала скандал.