ПОДЕЛИТЕСЬ

21 июля Dispatch выпустили эксклюзивный репортаж, в котором раскрыли историю звонков, текстовых сообщений и фотодоказательства, представленные Ли Чжин Уком и истцом (далее «А») по делу о сексуальном насилии, а также заявления, сделанные обеими сторонами.

По данным Dispatch, события развивались следующим образом:

f64c45f9c752c7893439820ac8d709f6

Ли Чжин Ук, «А» и их общий знакомый встретились в ресторане примерно в 8 часов вечера. Они разошлись в 9 часов вечера, после чего Ли Чжин Ук и его друг ушли в другое месте.

Ли Чжин Ук позвонил «А» дважды около полуночи. Позже «А» написала Ли Чжин Уку свой домашний адрес в текстовом сообщении. Ли позвонил ей снова в 24:13 ночи, после чего она написала ему код от двери и номер квартиры. Ли снова позвонил «А» в 24:21 ночи. Он покинул её дом около 2:30 ночи.

Обе стороны дали объяснения насчет телефонных звонков и текстовых сообщений:

20160720100116_uuuu

Сторона А прокомментировала: «Ли Чжин Ук сказал, что он установит жалюзи для «A». Сначала она отказалась. Затем он снова позвонил и сказал, что просто проверит кое-что и уйдет. «A» было трудно отказать ему, потому что она думала, что у него хорошие намерения. Она сказала ему свой адрес, когда он позвонил во второй раз».

Сторона Ли Чжин Ука: «Ли Чжин Ук позвонил первым. Разговор был нормальным. Он также говорил о жалюзях. Однако, если бы «А» была против, он не пошел бы к ней домой. Она рассказала ему, как добраться до её дома и он снова позвонил ей, чтобы получить точный адрес».

20160721090540_20160720034450_3

Обе стороны также выдвинули разные версии по поводу текстовых сообщений. Ли Чжин Ук представил два текстовых сообщения, в которых «А» сказала ему свой адрес и код доступа — в качестве доказательств для полиции, подтверждающих его слова, а «А» говорит, что Ли попросил у неё адрес, и что она послала ему код от дома, потому что домофон не работал и она не смогла бы услышать звонок. «Это было подтверждено полицией, когда они осмотрели место», — сказала сторона «А».

Результаты отчета о травмах «А» и экспертизы тела Ли Чжин Ука:

20160721095636_mm

Dispatch также получили отчет и фотографии травм «А» от 15 июля, которые были представлены в качестве доказательства применения силы. На снимках можно увидеть ушибы на различных частях тела «А», в том числе её лодыжке, колене, плече, шейном позвонке и нижней части спины. В отчете говорится, что «А» потребуется две недели, чтобы полностью восстановиться.

В то же время сторона Ли Чжин Ука скептически относится к отчету о травмах, потому что «А» обратилась в больницу через два дня после предполагаемого инцидента.

Сторона «А» утверждает, что она никогда не была в полицейском участке и не знала о надлежащей процедуре. «Когда она подала заявление, ей сказали предоставить доказательства. Это было вечером 14 июля. На следующий день 15 июля были представлены фотографии и отчет о травмах».

Сторона Ли Чжин Ука: «Ли Чжин Ука также проверили на предмет травм в полицейском участке. На его теле не нашли ни одного ушиба. Если бы было применение силы, «А» бы сопротивлялась. На его теле нет следов от ногтей».

Сторона «А» прокомментировала текстовые сообщения, отправленные общему знакомому («B») после предполагаемого сексуального насилия:

82ea06aaa40e91a5f1d682ec05fff2b6

Утром после предполагаемого сексуального насилия «А» переписывались с общим знакомым (далее именуемый «B») и послала ему ссылку с информацией о ресторане, который скоро откроется в Корее, и в который они ранее договорились пойти все вместе.

Объясняя, почему она послала эти текстовые сообщения, сторона «А» сказала, что девушка хотела спросить о поведении Ли Чжин Ука. «А» была разочарована в связи с ситуацией, поэтому послала текстовые сообщения «B». «А» хотела узнать, знал ли «B» о том, что сделал Ли Чжин Ук, но его реакция указывала на то, что он ничего не знал, поэтому «А» не чувствовала потребности продолжать обмениваться сообщениями с ним».

В то же время сторона Ли Чжин Ука утверждает, что человек, который только что стал жертвой изнасилования, не стал бы отправлять такие текстовые сообщения, и считает странным, что «А» сообщила о сексуальном насилии лишь спустя сутки.

Почему «А» не обратилась сразу в полицию? Обе стороны дали комментарии:

Сторона «А» объяснила, как её мысли изменились с 13 по 14 июля, когда она подала заявление о сексуальном насилии. «Если бы «А» просто хотела получить деньги, разве она не начала бы сразу собирать доказательства? Она не стала бы стирать одеяла и полотенца, на которых были телесные жидкости. Она пошла бы в полицию, не приняв бы душ, потому что все эти вещи являются доказательствами».

Сторона Ли Чжин Ука: «Мы не думаем, что «А» хочет денег. Если бы она хотела денег, то связалась бы с агентством. Ли Чжин Ук хорошо относился к «А», поэтому нам трудно понять её поведение. Нам также любопытно, почему она изменила свои мысли. Они хорошо расстались…»

Заключительные заявления обеих сторон:

79c365b6c8eb3f635059a1ed175203af

A:

«Как вы думаете, каково это участвовать в юридическом сражении обычному человеку против знаменитости? Они делают жертвой нападавшего. Они, как правило, хотят сделать из жертвы охотницу за деньгами. Я обычный человек. Я езжу на метро на работу и я люблю свою работу».

«Вот почему у меня нет выбора, кроме как быть более осторожной. Смогу ли я выиграть в борьбе со знаменитостью? Смогу ли я защитить себя? Затронет ли эта ситуация моих друзей, семью и работу? Они говорят, что я подала в суд только потому, что он знаменитость? Это неправда. Вот причина, почему мне страшно».

Сторона Ли Чжин Ука:

«Знаменитости чрезвычайно осторожны, когда начинают отношения с девушкой, которая не является звездой, особенно в последнее время. Ли Чжин Ук чувствовал, что «А» надежный человек. Вот почему он снова связался с ней».

«Это был дом «А». Что было бы, если бы у неё была камера видеонаблюдения? Если девушка отказывается, её нельзя заставить. Так как он публичный человек, у него нет другого выбора, кроме как быть более осторожным, потому что он знает, что это может плохо закончиться».